Нелли Барыкина: «Барыкин учил меня, что нужно помогать всем»

Высокая, стройная, молодая. И уже вдова... Их брак многие сочли мезальянсом. Собственно, а как иначе: стареющий певец и юная провинциальная девочка. Но Нелли и сейчас как молитву повторяет: «Саша — главный мужчина в моей жизни и самая большая любовь». Теперь Нелли может все рассказать, ей скрывать уже нечего.
барыкина
— Нелли, Барыкин — это ваше прошлое уже или все же настоящее?
— Вы знаете, во-первых, Саша — самый главный мужчина в моей жизни и моя самая большая любовь. И он как человек, как друг, как мужчина, как профессионал показал мне настолько высокую планку, что все мои друзья, все люди, которые меня окружают, сейчас, скажем так, проходят очень жёсткий фейс-контроль.
— После общения с таким человеком другие кажутся мелкими?
— Да, поэтому сейчас я одна.
— Вы говорите такие хорошие слова, культивируете имя Барыкина. Однако ж не секрет, что за полтора года до его смерти вы расстались. И как же от такого человека можно было уйти?
— Подождите. Одно дело — замечательный человек, другое дело — жить с этим человеком и строить совместный быт. Мы оба — очень свободные личности, у каждого было своё творчество. И своей самостоятельностью я пожертвовать не могла. Даже ради такого человека.
— Может, здесь и существенная разница в возрасте сказалась, всё-таки Александр был старше на 33 года.
— Мои подруги тоже часто мне говорили: наверное, разница в возрасте повлияла. Но нет. Во-первых, я даже не представляла, сколько ему лет — только в ЗАГСе узнала. А потом, нам было очень интересно вместе, весело, замечательно, мы друг другом просто наслаждались. Просыпались, и день начинался с сочинения песни. Однако помимо наслаждения друг другом и творчества, существует ещё и обычная жизнь, какая-то ответственность. К сожалению, семьи в классическом значении этого слова у нас не получилось. И потом, от Саши зависела куча людей: музыканты, водители, братья, дети. Я не хотела от него зависеть, наоборот, пыталась как-то облегчить ему жизнь, чтобы не висеть на шее...
— А может, ему как раз нужна была именно жена дома? Чтобы обеспечивала уют, ждала с ужином?
— Он вообще не собирался жениться, вы знаете. У нас же спонтанно всё получилось. Когда делал предложение, его основным условием было вот что. «Нель, — сказал он мне, — самое главное, чтобы ты понимала: я — человек свободный. Об меня нельзя тереться, меня нельзя «грузить», предъявлять претензии...» То есть куча всего нельзя. Я ответила: «Окей, я такой же человек, тоже не люблю, когда меня «грузят». А разошлись мы, вопреки тому, что говорят, тихо-мирно и остались друзьями, причём самыми близкими. Так он мне потом и говорил: «Нель, я один, ближе тебя у меня никого нет... »
— Но ваша инициатива была расстаться?
— Да, моя.
— Как он это воспринял?
— Сначала верить не хотел, говорил: ты глупостью страдаешь, всё равно вернёшься. Но я не вернулась...
— Можете рассказать о том дне, когда вы решили уйти?
— Это не в один день произошло, не было какой-то минуты, за которую вдруг я решилась. Как-то само собой всё произошло. Во-первых, очень тяжело было уходить, потому что уходила я в никуда. Уже привыкла к достаточно обеспеченной жизни, а тут пришлось идти работать, самой себе на кусок хлеба зарабатывать, жить в недостаточно комфортных условиях. Но мне было не страшно. Вы знаете, когда замуж выходила, я ещё «маленькая» была, не понимала этого, а потом поняла: для меня очень важно сначала себя реализовать, а потом уже строить какую-то семью. Так что, может, я и поторопилась с решением выйти замуж. Но, поверьте, об этом абсолютно не жалею. Во-первых, потому что у нас родилась замечательная дочь. Это просто великое счастье — иметь ребёнка, тем более от такого человека. Женя растёт, и я вижу в ней его, она очень похожа на Сашу: и внешне, и по характеру.
— Не спрашивает, где папа?
— Спрашивает. Но я ей объяснила, что папа на небе, что он смотрит оттуда на нас. Спрашивает: а почему я его не вижу?.. Но вообще, честно говоря, мне кажется, наша история для нас обоих была трагична изначально. Потому что, встретив такого человека, как Саша, сейчас я не представляю, где ещё могу встретить кого-то столь же достойного. Даже среди известных людей такого не вижу. И, вы знаете, я смирилась с этой ситуацией, я даже никого уже не ищу. Встретится мне человек по душе — хорошо, а нет — так нет. Я, наверное, и одна нормально справлюсь.
— На что было сложнее решиться: на развод или на свадьбу?
— На развод. Поэтому мы на него долго не решались. Лежали эти документы несчастные, и нам было лень пойти и подать на развод.
— Это что же, такая необыкновенная любовь? В 19 лет...
— Да, с первого взгляда. Хотя я даже не знала, что есть такой певец Александр Барыкин, и он меня очень долго добивался. В тот момент, когда мы познакомились, у меня были совершенно чёткие ориентиры в жизни, я знала, чего хочу, и мне совершенно не хотелось замуж.
— А многим представляется другая картина: 19-летняя девчонка, заезжий гастролёр, цветы-шампанское-рестораны. Не мудрено, что голову потеряла. Или, по крайней мере, сделала вид.
— Нет, вы знаете, мне хватало поклонников, которые за мной красиво ухаживали. Честно вам скажу: в то время мне казалось, что встречаться с мужчиной, который старше тебя даже на 7–8 лет, — уже неприлично. Как с Сашей получилось, даже не знаю. Так вышло, что мы оказались в одной компании. Мне просто позвонили друзья, сказали: «Нель, будет певец Барыкин, посиди с нами, поболтаем. Ты человек творческий, у вас будут какие-то темы общие...»
— То есть вы были местной знаменитостью?
— Да нет, конечно, просто все знали, чем я занимаюсь. В той компании было много народа, не совсем, скажем так, Сашиного круга, у них зашёл разговор: есть ли люди, которые занимаются творчеством? Вот про меня и вспомнили, что я стихи пишу, сказали: есть такая Неля. И вот приехала такая Неля — после работы, уставшая, которой ничего не хотелось, которой завтра рано вставать. Я пришла, только дверь открыла — он стоял метрах в пяти от меня. Просто глаза увидела его — и всё, пропала.
— Любовь с первого взгляда, о которой пишут романы и стихи? И в которую никто не верит?
— А мне кажется, что самая настоящая любовь — она и есть с первого взгляда. И он, помню, тоже, увидев меня, встал как вкопанный. В той компании было много прекрасных девушек, с которыми Саша мог бы общаться, но он сел со мной рядом, периодически брал мою руку, я её отдергивала: «Чего ты меня трогаешь?» А он говорил, что у меня очень красивые пальцы, спрашивал, играю ли я на фортепиано. Сказала: нет, но поигрываю на гитаре. На эту тему стали общаться, в первый же вечер сочинили какие-то стихи, и уже всё, творчество пошло, сразу.
— Потом вы узнали его ближе. Скажите, это было обычное для Барыкина явление — завязать отношения на гастролях с первой попавшейся девушкой?
— Ну, он влюбчивый человек и увлекался девушками, но очень быстро в них разочаровывался. То есть восхитится, песенку напишет, и всё.
— А про вас целый альбом написал, назвал вашим именем — «Нелли». Можно сказать, что немножко сошёл с ума?
— Не знаю, можно ли это назвать сумасшествием. Мне кажется, когда человек встречает родственную душу, это не сумасшествие, а просто счастье. Он был счастлив, и многим это не нравилось.
— Многим — это родственникам?
— Родственникам, друзьям, которые его как бы потеряли из вида. Так он к друзьям своим ездил, проводил с ними время, они его как обезьянку везде с собой возили, всем показывали, а тут он для них пропал.
— А ваши родственники как отнеслись? Мама и папа, например?
— Мои мама и папа всегда мне доверяли, знали, что я самостоятельный человек и всё делаю правильно.
— Но вам же всего 19 было.
— Слушайте: я с 16 лет самостоятельной была! Я не была ребёнком в тот момент, была уже самостоятельной личностью, ещё и родителям помогала. Они просто увидели, что это любовь. Да и это невозможно было скрыть. Как одна подруга мне сказала: видела вас в ресторане, сидели, друг друга за ручку держали, глаза в глаза смотрели — смотреть противно. Я говорю: чего ж противного-то? У людей любовь — чего противного?
— Для вас всё было впервые и вновь, а у Александра за спиной большая жизнь: жены, дети. Как они отнеслись к вашему браку?
— С бывшей женой проблем не было — они уже три года как были разведены. Старший сын Георгий — не знаю, как воспринял, но вёл себя достаточно корректно, мы даже втроём на гастроли ездили, выступали вместе. В общем, и с ним, и с Сашиной дочкой общались вполне нормально. Ну, а с чего проблемы должны появляться, на какой почве?
— Из-за ревности, наверное, из-за памяти, из-за отношения к маме. И потом после смерти Барыкина начались же какие-то имущественные споры...
— Не знаю, я от этого была далека. А чего мне с ними делить? У Саши завещание было, и мы обо всём при жизни его договорились.
— И сейчас у родственников к вам претензий нет?
— А какие претензии? Мы с дочкой живём в однокомнатной квартире, которую Саша нам оставил.
— Но вы же знаете, в чём вас обвиняют, видели все эти передачи, читали многочисленные интервью?
— Знала. Скажем, на передачу «Пусть говорят» я не хотела идти — чего мне там делать? И пошла только по одной причине. У Лены Лениной в последние годы был совместный проект с Сашей. Я понимала, что как человек, который себя пиарит, она будет искать любые зацепки, чтобы из этого раздуть сенсацию. Я прекрасно знала, что в последнее время у Саши были отношения с девушкой Светой, Ленина же всем заявляла, что у них с Сашей роман, хотя там ничего и близко не было. И пошла я на программу только для того, чтобы минимизировать её активность, чтобы меньше было неправды.
— Суть претензий Лениной в том, что вы довели Барыкина до смерти: своими капризами, требованиями.
— Не знаю, может, таково свойство всех блондинок, но это просто нелогично. Последние полтора года она с ним ездила по гастролям и гоняла по всей стране. Честно говоря, от этой истории я уже порядком устала. А Ленину я вполне могу понять — ну конечно: человек умер, и это хорошая сенсация.
— Но послушайте: если человеку за 50, и он женится на 20-летней, — конечно, скажут, что она хищница, стерва и так далее. Часто слышали о себе подобное?
— Да, слышала. Самое обидное в этой ситуации, что они из Саши сделали какого-то дурака: типа, он не видел вообще, на ком женился, вот взял так в 53 года и женился абы на ком. Ну, это совсем надо быть глупым. А, пусть говорят всё, что хотят. Я дальше живу, мне-то что?
— Давайте тогда о приятном. О том, каким он был человеком. Во-первых, как Барыкин ухаживал за вами?
— О! Он мне звонил по 20 раз на дню. Ведь как с самого начала было: мы познакомились, посидели, я поехала домой. Он у меня ни телефона не спросил, ни где я живу. На следующий день у меня на работе раздается звонок. Коллега говорит: «Слушай, кто это так официально тебя спрашивает — «Нелли Александровну к телефону»? Я взяла трубку, слышу: «Я тебя везде найду». «Это кто?» — спрашиваю. — «Саша»... Потом он узнал номер моего мобильного, стал без конца названивать. Если была на работе и говорила: «Саш, можешь после шести мне позвонить?» — обижался: «Почему ты не желаешь меня слушать? Я хотел анекдот тебе рассказать». И вот так звонил мне постоянно: из Брянска, из Москвы, с гастролей — чуть ли не каждый шаг свой описывал. Он заваливал меня цветами, приезжал постоянно, вытаскивал в Москву, возил на концерты. Может, привык, что все девушки перед ним падали сразу — а я стояла, как нерушимая крепость, держалась до последнего.
— Чем же сразил наповал?
— Песнями. Однажды позвонил и сказал: «Я тебе сейчас кое-что спою. И стал петь песню: «Какое имя упало с небес, и какое Солнце воссияло опять. И все мои песни сегодня о ней, кто-то может смеяться — ему не понять. Её зовут Нелли-и-и». И всё, и я приплыла. Какое-то время ещё говорила: «Саш, я считаю неприличным, что молодая девушка встречается со взрослым мужчиной». Он отвечал: «Ну, а что теперь делать, если я тебя полюбил?» — «Ну, не знаю: как полюбил, так и разлюбишь — хватит дурью маяться». — «Это не дурь, это любовь». Потом как-то сказал: «Я на тебе женюсь». — «Ну, попробуй». На следующий день он приехал за мной на работу, говорит: «Поехали в ЗАГС». А мне казалось, это прикол какой-то. «Поехали», — говорю. Приезжаем в ЗАГС, он говорит: «Девочки. — а там сплошь женщины лет под 60, — Девочки, я жениться хочу через неделю». — «Вы знаете, вообще-то заявления за месяц подают». — «А меня не волнует. Следующая пятница у меня свободна, я хочу жениться в этот день». Дали какие-то бумажки заполнять — «Я ничего в этом не смыслю, — на, заполняй сама». Дал мне свой паспорт, открываю, смотрю дату рождения — «О, здорово!». Говорил же, что ему 45 лет. Саша махнул рукой: «45, 50 — какая разница?». Оставил мне деньги на платье: «Не парься», — говорит. Я просто в шоке. Прихожу домой, говорю: «Мам, я вроде как замуж выхожу». Она удивилась: «За кого?» — «Ты знаешь, такой певец есть — Александр Барыкин». — «Чего?! Ты в себе, дочь? Где ты его взяла вообще?» — «Да вот, — говорю, — мы тут познакомились три месяца назад». — «Это шутка, что ли?» — «Нет, правда». — «И когда свадьба?» — «В пятницу. Надо пойти платье купить. Поможешь выбрать?» Как в тумане, пошли выбирать это платье. Недавно пересматривала наше свадебное видео — хожу там просто в полуобморочном состоянии, ничего не понимаю.
— Ну вот: что называется, выйти замуж за звезду. И какой уж Брянск, какая работа?
— А я держалась до последнего за свою работу, не хотела переезжать в Москву. А что он? Он не возражал. Саше не нужна была жена, он же человек свободный, — так и сказал: «Сиди тут, и нормально — я приеду». Поэтому я и работала, пока не выяснила, что беременна. У меня начался жуткий токсикоз, — а он всё названивает: «Не могу без тебя». Я уже с шестимесячным животом, — а у него ревность жуткая. «С ума схожу на гастролях, скажи, что ты там делаешь?» Говорю: «Саш, я хожу с животом, кому я нужна-то, успокойся». — «Нет, ты ходишь в бассейн, там на тебя все смотрят — поехали со мной». Начала с ним ездить, летать, носиться по вокзалам. Всюду за ним, как собачонка: «Саша-а-а!» За три дня до родов мы ходили ещё на футбольный матч — гимн написали команде брянского «Динамо». Ему очень нравилось, что я постоянно с ним, всё время рядом.
— Барыкин был человеком, склонным к широким жестам?
— Да, он был очень широкий человек, очень щедрый. Много кому помогал; церкви, которая строилась недалеко от его дачи. И учил меня жертвовать деньги. Всем, причём. «Если к тебе подходит человек и просит милостыню — не важно, для чего нужны ему деньги, — дай». Многие пользовались его добротой, пытались обмануть. Но он не замечал подвоха, во всех видел только хорошее. И меня этому научил. Помню, моего молодого человека это раздражало, про кого-то он говорил: «Как к этому подонку ты можешь хорошо относиться?» Я отвечала: «А какая разница? Все мы люди». Вот этому Саша меня научил — любить людей за то, что они люди, за какую-то их добрую черту, за талант.
— У Барыкина было много друзей?
— Я бы сказала, что у него много было «друзей». (Нелли делает характерный жест пальцами рук. — Ред.) Он притягивал многих: 50 процентов из них были замечательные, а 50 процентов — просто кошмар, от которых исходили только обман, подлость и предательство. Много всяких вокруг него копошилось. Но всё время, даже после нашего расставания, от него слышала: «Нель, я один — только ты со мной, больше никого нет — только тебе верю». Так до последнего и говорил.
— На его похороны пришло много коллег, все они говорили очень хорошие слова. Они и были его компанией?
— Нет. А он не дружил ни с какими звёздами. Да, со всеми общался, но такого, чтобы они сидели где-то, встречались, — такого не было. У него друзья были разные — бизнесмены, врачи. Кто угодно, только не звезды. Сам не раз говорил: «Я ненавижу шоу-бизнес».
— В 90-е, когда всё развалилось, когда у страны появились новые кумиры, у Барыкина был довольно продолжительный алкогольный период, и он долго лечился. Вас эта проблема не коснулась?
— Нет. При мне он вообще не пил. Во-об-ще.
— Когда человек перестаёт пить, он становится другим.
— Я не знаю его другого. Хотя видела всяким: сильным, слабым, страдающим.
— Наверняка Александр был с вами очень откровенен. Что больше всего вам запомнилось?
Ой, откровенности его я выдавать не хочу... Могу сказать, что Саша чувствовал себя очень одиноким среди людей вот, пожалуй, главная откровенность. Не понимали его. Потом, он переживал, что всем должен — сыну, дочке, бывшей жене. Перед всеми чувствовал ответственность, говорил: «Я в своё время очень сильно отжигал, теперь за это каюсь». Хотя от себя могу сказать: если бы он не был таким, не было бы и его творчества. Такие люди не принадлежат ни себе, ни родным — они принадлежат народу.
— А по поводу уходящей популярности сильно переживал? Раньше был на самом пике, вся страна пела его «Букет»...
— Он ненавидел эту песню. Хотя я ему говорила: ты скажи ей спасибо — кормит тебя всю жизнь. А по поводу, как вы говорите, уходящей популярности?.. Вы знаете, в последние годы у него всё в порядке было. Наша свадьба привлекла внимание «жёлтой» прессы, на этой волне он вновь стал востребован. Хотя я ему говорила: «Ты же рокер, так пиши рок». — «Но мне же деньги надо зарабатывать». — «Деньги придут. Ты иди своим путём. Вот ты страдаешь из-за этого, мучаешься. А ты рокер, ты должен всем это доказать». В конце концов, помню, так разошёлся: «Да, я рокер! Сейчас я всем покажу, что я рокер!» Начал записывать один за другим роковые альбомы.
— Которые были никому не нужны?
— Нет, почему — поклонникам. Но, прежде всего они были нужны ему самому.
— Вообще, гораздо логичнее было бы записаться в герои вчерашних дней и «чесать» на многочисленных ретро-концертах.
— Он не любил это ретро. Иногда ходил на такие концерты, потому что зарабатывать надо было, но с большой неохотой. Понимаете, Саша был безмерно плодотворен, очень много писал. Скажем, запишет несколько мелодий, спрашивает меня: какая лучше? Я называла одну — все остальные он просто выкидывал.
— Вы сказали, он обвинял себя в том, что не смог многое дать детям. Какие у них сложились отношения?
— Да нормальные отношения, не могу сказать, что были какие-то конфликты, разборки. Если что-то и возникало, то они просто какое-то время не общались.
— Но Барыкин был не из классических отцов?
— Да ну что вы — какой «классический»? Он был сам по себе. Но всё, что требовалось с материальной точки зрения, он выполнял.
— Возвращаясь к началу нашего разговора. Так почему же вы всё-таки расстались? Извините, я так и не понял.
— Творческая ревность. Я стала себя реализовывать... И он мне желал этого всячески, но ничего не мог с собой поделать. Так и говорил: «Я буду тебя доставать, буду «грузить» — не давай мне тебя погубить». Вот я и не дала, пошла своим путём.
— У вас был разговор перед тем, как расстались, — серьёзный, большой?
— Да, был. Он мне сказал: «Ну, что же — твоё право, молодец. Но я с этим мириться не хочу».
— Думал, через недельку сами приползете?
— Наверное. Сказал: «Посмотрим, как ты без меня выкарабкаешься»... Вы знаете, даже когда расстались, мы созванивались чуть ли не каждый день. У нас какое-то соревнование пошло. Звонит мне: «А я тут новую песню записываю. Ну, а у тебя как?» Думая, что я без денег сижу, ничего у меня нет. Говорю: «А мы тут с ребятами фотосессию проводим, сейчас одежду берём — так здорово, так все интересно». — «А-а, ну давай-давай». Мол, ну сейчас я тебе покажу: сейчас кучу альбомов запишу, у меня куча любовниц будет, я такой весь счастливый, а ты давай, пока-пока.
— Неля, можете вспомнить свои ощущения, когда вам позвонили и сказали о том, что его нет?
— Я тогда как раз была со своим молодым человеком. А он меня безумно ревновал к Барыкину, никак не мог смириться с тем, что я продолжаю его любить. Помню, я положила трубку, повернулась к нему: «Ты представляешь, мне сейчас сказали, что Саша умер...» И он мне вдруг начал такое говорить: мол, ты же ещё замужем за ним, там какое-то наследство. Я не выдержала: «Ты чего, с ума сошёл! Ты понимаешь, что произошло?!» И со мной что-то непонятное стало твориться. На следующее утро появилось ощущение, что он приходил, началась жуткая истерика, очень страшно стало. И, вы знаете, я до сих пор не могу поверить, что Саши нет, мне и сейчас кажется, что он где-то рядом. А вы знаете, я чувствовала, что так случится. Потому что он начал гонять по гастролям с этой Лениной. За неделю до смерти встретились с ним, говорит: я сегодня туда, завтра сюда — и курит одну за одной. Я говорю: «Саш, ты береги своё здоровье». — «А я здоровый, умирать не собираюсь». — «Но ты же не резиновый». Хотя выглядел тогда просто потрясающе, такой был красавец! Помню, лишний раз тогда подумала: может, ещё сойдёмся? Надежд было мало, между нами уже лежала пропасть. Но, честно говоря, в душе я всегда надеялась, что он одумается, перестанет со мной бороться и скажет: давай уже возвращайся. Этих слов я не дождалась. Знаю, он ждал меня обратно. Но только как свою собственность.
— Обычно мы оцениваем людей уже после смерти. Когда вы поняли, кто он был, кого вы потеряли?
— Нет, я всегда знала, кто он. После смерти Саши стала понимать только, что мне безумно не хватает общения с ним, его советов. Я когда писала свой альбом, постоянно с ним советовалась: как спеть, как чего сделать. Он для меня был единственный и непререкаемый авторитет, и у меня было ощущение, что есть надежный товарищ, который никогда не предаст. А тут я осталась одна. А потом и совсем осталась одна — мой молодой человек не выдержал этого кошмара. И я его не осуждаю, это просто тяжело — жить рядом с женщиной, которая безумно страдает.
— Вы же музыкант, исполнитель, творческий человек. Вот этот статус, этот ярлык — «вдова Александра Барыкина» — он на пользу вам или во вред?
— Вы знаете, я считаю, что это большое испытание, которое закаляет и не даёт свернуть с дороги. Я большими усилиями и на голом абсолютно энтузиазме (потому что у меня нет денег) собрала группу, команду: у меня режиссёр, оператор, студия, музыканты. У меня есть люди, которые просто верят в меня, в мои песни. А если останется этот статус — «вдова Барыкина» — ну, и Бог с ним! Значит, я это заслужила. Хотя, конечно, я хочу... да нет, я просто должна показать людям, что ещё что-то умею, кроме того, что была женой знаменитости...

Автор: Дмитрий Тульчинский Источник: «Интервью. Люди и события»

Вы можете поделиться этой публикацией в социальных сетях:

Теги

Обсуждения

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Рассылка анонсов

Введите свой e-mail:

Рассылка осуществляется ежедневно в 20:00 (Мск.)

«RuNews.org». Новости благотворительности
Телеканал «Улыбка ребёнка». Кинопремьеры
Поддержите «ТБН»